Тамара Крюкова -Фант-Азия-


       <<Вернуться к списку интервью

"Детские книги должны оставлять в душе свет"
Газета "Москвичка" № 39 (452), октябрь 2001

   Ее первая книга вышла в 1989 году. С тех пор она написала достаточно много: от стихов и сказок для малышей до волшебных фантазий для ребят постарше - и стала известной писательницей, встречи с которой собирают, как это не покажется странным, не только детей, но и взрослых. Потому что принцип ее творчества: "Я пишу для детей так, чтобы взрослые, которые читают им книжку, тоже не соскучились. Мои книги имеют "нижний" возраст, с которого их можно читать, но "верхнего" как бы не имеют".

   
- Тамара, сколько всего книг вы написали?
   - Я не считала, но давайте сделаем это вместе: "Сказки Дремучего Леса", "Гордячка", "Заклятие гномов", "Кубок чародея", "Хрустальный ключ", "Ловушка для героя", "Дом вверх дном", "Алле-оп! или Тайны черного ящика", "Чудеса не понарошку", "Блестящая калоша с правой ноги", "Ровно в полночь по картонным часам", "Маг на два часа" - она еще не вышла отдельной книжкой, а печаталась в "Науке и жизнь" в течение полугода. Последний роман "Костя + Ника=" о подростках.
   
    - А вы помните, как написали свою первую сказку?
   - Жизнь меня заставила писать для собственного ребенка. Дело в том, что мы раньше разъезжали по разным странам, потому что муж был дипломатом. Мы попали в Южный Йемен, когда там произошел переворот, и посольских детей, в том числе и нашего сына, пришлось эвакуировать. Поскольку наш ребенок воспитывался без бабушек, нам было довольно тяжело переносить разлуку, и я часто писала ему письма. Но пятилетнему ребенку не интересны наши бытовые проблемы, и я начала писать ему сказку в духе его любимого "Волшебника Изумрудного города". И каждую неделю отправляла с диппочтой новую главу сказки, в которой сын был главным героем, и с ним происходили разные приключения. А потом оказалось, что мои письма там читают вслух, и взрослые и дети с нетерпением ждут продолжения сказки, приходят и у моей мамы спрашивают: "Ну, что, письмо пришло?" Так и получилась моя первая сказка, которая называлась "Тайна людей с двойными лицами".
   
    - После первой книги вы поняли, что в этом ваше предназначение?
   - Когда я увидела, как это нравится детям, а взрослые готовы это печатать, начала писать профессионально. Но для этого пришлось много учиться языку, построению фраз.
   
    -Я слышала, что вам даже предложили работать над новым учебником?
   -Мне неожиданно позвонили из Академии наук и предложили написать учебник - там случайно прочитали одну из моих книжек и удивились, что я пишу "по-взрослому": с метафорами, сравнениями. Но, как я убедилась на встречах с читателями, дети это понимают, и им нравится. Они не знают, что такое метафора, но "видят" это, потому что их потенциал образного мышления гораздо выше, чем у взрослых. Вот, к примеру: "Желтый глаз луны подернулся голубизной. Рассвет серой фланелью стирал с небосвода звезды..." Детям абсолютно все понятно. Я стараюсь давать красивые описания природы так, чтобы дети их не пролистывали, а читали. После детской книги в душе должен оставаться свет - именно поэтому я пишу для детей.
   
    - А как зовут вашего сына, с подачи которого, можно сказать, вы стали писательницей?
   - Дмитрий. Митя.
   
    - Вы начали писать для него пятилетнего. Он рос, и, вероятно, менялся возраст ваших героев?
   - Нет. Я давно уже, пишу не конкретно для сына. А особенно люблю писать для детей, начиная от пяти лет. Потому что, согласно исследованиям психологов, в пять лет ребенок начинает понимать юмор. Сначала он учится понимать мир буквально, а потом уже понимает переносное значение слов. Для меня важно, чтобы в книжке было не только действие, я люблю игру слов.
   
    - Сейчас все жалуются, что дети не читают.
   - Конечно, я не волшебник, и если ребенку уже 13-14 лет, то тут я не могу гарантировать, что его увлеку, и он начнет читать. Но если ему 8-9, то после моих книг он обязательно начнет читать. В принципе я не сталкивалась с нечитающими детьми. У меня недавно в центре "Москвич" в Текстильщиках был "Час волшебства", и, к моему удивлению, пришло много народа, кто читал мои книги. И родители говорили мне "спасибо", потому что дети вдруг начали читать.
    - В издательстве "Махаон" не давно вышла ваша новая книжка "Дом вверх дном".
   - Она мне дорога еще и тем, что как Том Сойер и его друзья - это Марк Твен, то героиня этой книги девочка Агата - это я и мои друзья.
   
    - А ваш сын сейчас читает ваши книжки?
   - Читает, как строгий редактор, и пару моих книжек иллюстрировал как художник.
   
    - Сколько ему и чем он занимается?
   -Ему 20. Он учится в Литературном институте им. Горького. Когда он был в первом классе, сказал, что будет писателем и художником. Первый его роман "Хроника Великой войны" вышел, когда ему было 18 лет, но написал он его в 16. Это философское фэнтези, чисто для взрослых. У нас с ним получилось разделение: он пишет для взрослых, а я для детей.
   
    -Надо же! Он реализовал свою детскую мечту! Наверное, все же не без вашего влияния. Получается, вы не только произвели на свет книги, но и писателя.
   -Когда вышла моя первая книга, я увидела, что он как-то спокойно к этому отнесся. И спросила: "Митя, ну ты хоть чуточку мной гордишься?" На что он (в шесть лет!) ответил: "Знаешь, мама, я буду иметь право гордиться, когда что-то сделаю сам". И с тех пор он старается что-то сделать сам.
   
    - Скажите, работа над детской книгой имеет специфику?
   
    - Безусловно. Детские книги обязательно должны пройти "хотя бы одно чтение вслух. Если вдруг у взрослого при чтении вслух где-то запнется язык, книга станет его раздражать. А я этого не хочу. Поэтому все мои книги проверяются на слух, на вкус, на звук.
   
    - На ком?
   - Муж и сын - мои очень строгие редакторы. И если они где-то споткнулись, я обязательно переделаю. Вот если книга проходит это ОТК, знаю, что с ней все нормально.
   
    - А ваш сын сколько написал?
   - У него написано четыре романа, но пока вышел один.
   
    - Вам они нравятся? Вы чувствуете, что он пишет, как ваш сын, продолжая ваши традиции?
   - Нет, в некоторых вещах чувствую, что он меня обошел.
   
    - Вы часто встречаетесь с читателями, это не обременительно, не отрывает от творческого процесса?
   - Я очень люблю выступать перед детьми. Главное условие, чтобы дети что-то мое читали. Тогда разговор предметный. У них горят глаза, они задают массу разных вопросов. После этих встреч возвращаешься окрыленным.
   
    -В "Книжном обозрении" - о, это наше пристрастие сравнивать с зарубежными корифеями! - вас назвали "русской Астрид Линдгрен". Как вы к этому отнеслись?
   
   - Как к комплименту. Линдгрен, сама того не зная, тоже входит в число моих учителей.
   

Людмила СОКОЛОВА