Тамара Крюкова -Фант-Азия-


       <<Вернуться к списку интервью

Центр развития русского языка
"Клуб профессионалов"
ТАМАРА ШАМИЛЬЕВНА КРЮКОВА
http://www.ruscenter.ru/1954.html

скачать видео (30 Мб.)

   
   Тамара Шамильевна Крюкова, автор нескольких интересных книг для детей и юношества. Среди них: "Узник зеркала", "Гордячка", "Гений поневоле", "Ловушка для героя", "Костя+Ника" и другие. Тамара Шамильевна - члeн Союза писателей России с 1997 г., члeн Оргкомитета международного молодёжного проекта "Мы пишем Книгу Мира", лауреат первой премии Международного общественного благотворительного фонда "Русская культура" за возрождение литературы для подростков России, активный участник фестивалей "БиблиОбраз" (2003, 2005 гг.).



   - Дорогие друзья, сегодня у нас в гостях, в "Клубе профессионалов" известная писательница, которая пишет прекрасные произведения для детей и юношества, Тамара Крюкова. Здравствуйте, Тамара!
   - Добрый день.
   - Я очень благодарен Вам за то, что Вы отозвались на наше приглашение, пришли сегодня и согласились на данное интервью. Если Вы позволите, то можно начать с истоков Вашего писательского вдохновения. Как у Вас всё начиналось? Когда Вы почувствовали в себе писательскую жилку?

   - Вы знаете, если бы Вы задали этот вопрос года два или три назад, я бы сказала, что это случилось, когда я была уже очень взрослым человеком, матерью семейства. Но вот сейчас, уже переосмыслив какие-то вещи, понимаю, что я родилась писателем. Это именно так. Я родилась писателем. Это было моё предназначение в жизни. И я это поняла, когда абсолютно случайно проанализировала те книги, которые производили на меня совершенно потрясающее впечатление. Книги, которые меня не просто захватывали, они завораживали.
   Первая книга была Тризо "Фиалковый венец". Я её прочитала лет в девять. Меня эта книга настолько поразила, что я с ней ходила, я с ней спала. Я ею зачитывалась, перечитывала от начала до конца. Книга была о мальчике из Древней Греции, который написал пьесу, и эта пьеса была поставлена.
   Вторая книга, которая произвела на меня такое же впечатление, была "Мартин Иден". Её я прочитала в седьмом классе. И эта книга тоже ошеломила меня буквально. Но больше всего меня ошеломили именно те главы, когда он учился быть писателем, когда он писал. Вот эта глава, когда он писал, как он выискивал слова, как он искал обороты речи, как он работал, поскольку часов он работал. Вот эту главу я знала, чуть ли не наизусть. И эта книга очень долгое время была моей настольной книгой, хотя я не думала о том, что буду писателем.
   Я даже предположить не могла, потому что писатель - это был какой-то совершенно иной мир, точно также как мир киноактёра, английской королевы, которая существовала где-то. Разумом я понимала, что эти люди живут и существуют вместе с нами, но, тем не менее, для меня это был почти фэнтезийный мир, совершенно параллельный. А вот, когда я уже начала писать, я думаю, что Всевышний меня вёл, вёл, вёл к этому, давал мне подсказки. Я уходила от этого пути, опять возвращалась. Уходила - возвращалась. И, в конце концов, меня всё-таки на этот путь привели, и я вот, уже проанализировав всё это, поняла, что, наверно, это был мой путь с самого начала. Я родилась, и моя звезда была стать писателем. Только я очень долго искала этот путь. Ну, наверное, так и должно было быть. Наверное, я должна была пройти какие-то этапы, чтобы понять, что это моё, и чтобы ценить это до такой степени, до какой я ценю сейчас.
   - Но вот у меня такой дополнительный вопрос. Именно детским писателем Вы вдруг почувствовали себя?

   - Нет, нет, что Вы: В школе я писала взрослые стихи о несчастной любви, кстати, которой у меня не было. Но вот, Вы знаете, все проходят такой период декаданса, когда увлекаются Полем Верленом, пишут о смерти, о несчастной любви. Вот, и я прошла этот этап. И, вообще, предположить не могла, что стану детским писателем. Кстати, первая серьёзная вещь, которую я написала, повесть "Месть". Я её практически никому не показываю, хотя говорят, что это очень сильная вещь. Она именно взрослая. Но эту вещь я держу у себя просто, как доказательство того, что я могу писать и для взрослых. Но я - в детской литературе.
   - Понятно. Хорошо. Скажите, Тамара, а в чём, на Ваш взгляд, причина того, что в современной России слишком мало внимания уделяется подростковой литературе, литературе для подростков?

   - Здесь я бы, во-первых, сказала так, что литература для подростков или литература о подростках - это немножко разные вещи. Я бы сказала, что я пишу не для подростков. Я пишу о подростках. Именно поэтому люди, прочитывая, скажем, мои книги, люди разного возраста, начиная от подросткового и кончая пенсионным возрастом, говорят: "Ну, надо же, мы считали, что детская книга, а с таким удовольствием прочитали её". Потому что эти книги о людях. Они о людях этого возраста. И, когда их читают, скажем, старшее поколение, оно вспоминает о том, какими они были. Они учатся их понимать. Когда читают подростки, они видят, что не одиноки, что мир, в общем-то, полон людей таких, как они. И они где-то учатся понимать взрослых, потому что взрослые у меня там тоже представлены. Это два мира. И я хочу, чтобы эти два мира сблизились.
   А почему уделяется мало внимания? Ну, а почему мы всё время считаем, что, вот, кто-то нам должен, там, государство должно... Почему мы считаем, что кто-то должен? Каждый из нас приходит в мир, чтобы в этом мире что-то отдавать, что-то дарить, а не потому что кто-то должен для него что-то в этом мире сделать. И если каждый будет понимать, сколько он должен дать этому миру, и каждый будет отдавать, то, наверное, каждый другой будет получать от этого мира всё, что он хочет.
   А мало внимания уделяется... Ведь, посмотрите, как мало книг о подростках. Причём, есть книги-фэнтези, есть книги о фантастических мирах. Об этом писать, наверно, легче, потому что ты пишешь, и тебя это ни к чему не обязывает. Ты выдумываешь какой-то такой мир... А когда ты пишешь о реальностях, тогда на тебе лежит большая ответственность за то, что ты пишешь, за то, что ты вкладываешь в головы ребят. И книг таких, на самом деле, катастрофически мало, о подростках. Катастрофически мало! А почему мало? Кто его знает, почему у нас люди любят уходить в мир фэнтези.
   Кстати, у меня, например, произошла обратная вещь. У меня есть такой цикл: "Гордячка", "Узник зеркала", "Заклятие гномов", "Лунный рыцарь", "Волшебница с острова Гроз". И вот поклонники меня буквально осаждают. Это уже просто притча во языцех. У меня все спрашивают, когда уже будет "Чёрный альбатрос"? Эта книга заявлена как следующая книга.
   - В этой серии?

   - В этой серии, да. Уже на меня и обижались мои поклонники, и на сайт мне писали, и при каждой встрече у меня спрашивают, и письма пишут. И я понимаю, что сейчас эта книга очень хорошо продалась бы. И у меня очень много эпизодов написано из этой книги, но, знаете, не пишется. Не пишется. Почему-то вот этот мир фентэзи меня перестал увлекать. И хотя у меня много интересных поворотов, эпизодов, картин... Я просто думаю, что сейчас так много этой фэнтези. Хорошо, напишу я ещё одну книгу в этом стиле. Ну да, я там вкладываю какие-то философские начала. Во многих книгах есть философские мысли. Это будет ещё одна книга из множества. А мне почему-то ближе сейчас, вот, именно тот мир, чем подростки дышат, то, чего им не хватает.
   - Вы имеете в виду современный мир?

   - Да, современный мир. Это мне сейчас почему-то ближе. Вот эти книги... Меня это увлекает. Меня увлекают отношения между детьми. И потом, я вижу, как это нужно.
   - Спасибо. Я понял, что у Вас сложились неплохие отношения с Вашими читателями и при помощи электронной почты, и, вообще, Интернета?

    - Да. С читателями я общаюсь и при помощи электронной почты, и просто на встречах. Понимаете, читателя никогда нельзя разочаровывать. В этом отношении я писатель, скажем так, несколько необычный. Я почему-то всегда иду по трудному пути. Например, есть писатели, которые занимают определённую нишу. Они имеют своего читателя, и они его никогда не обманывают. Вот, скажем, когда читатель берёт книгу Андрея Белянина, он понимает, что он берёт. Он берёт следующую книгу Андрея Белянина, и это опять та же книга. Это есть сформировавшийся такой круг фэнов.
    Но, поскольку меня бросает из смешного в трагическое, из романтического в реалистическое, из фэнтези в киберпанк, то есть, поскольку постоянно я разная, поэтому с каждой новой книгой я с трепетом жду, а что же скажет мой читатель. А круг моих читателей очень разный. Круг моих читателей от автомобильчика "Бип" до "Мира кино" и "Костя+Ники". Поэтому я не имею права обмануть своего читателя. Если я сфальшивлю хотя бы в одной книжке, то в таком случае мой читатель от меня уйдёт. Я очень уважаю их мнение. Я ценю их мнение. Потому что мои читатели не просто читатели. Они мои соавторы. Они сотворцы. Потому что, когда читатель берёт мою книгу в руки, он не просто читает какие-то приключения, он сопереживает, он живёт с моей книгой и он представляет её по-своему. Он рисует её по-своему. Если бы моим читателям, маленьким и большим, и постарше, если бы каждому из них дали возможность мысленно спроецировать на экран фильм по какой-либо книге, то уверяю Вас, фильмы были бы разные, потому что каждый мой читатель творит эту книгу вместе со мной, и творит её героев вместе со мной.
   - Прекрасно. Ну, можно сказать, что у Вас сложились оптимальные взаимоотношения с Вашими читателями?

   - С моими читателями, да. Но круг моих читателей ещё не настолько широк. Вот в этом отношении, конечно, я говорю, что первые мои друзья - это библиотекари, потому что... Кстати, не в обиду учителям сказано, но учителя не очень интересуются детской литературой.
   - Им некогда, наверное..

   - Есть, конечно, я не скажу, что все. Есть такие звёзды среди учителей, которые интересуются всем. Но, в основном, учителя не очень интересуются тем, что читают дети. А вот библиотекари читают. Поэтому они могут оценить, что нужно давать детям и, конечно, мои первые друзья - библиотекари, которые несут мои книги детям.
   - И Вы прислушиваетесь к их мнению?

   - А знаете, я, вообще, прислушиваюсь к мнению всех моих читателей. Мне ценен каждый мой читатель, потому что для меня читатели - это не масса. Для меня каждый индивидуален, для меня каждый - личность. Может быть, поэтому они меня любят и ценят.
   - Прекрасно.

   - Но, вот эта аудитория читателей, которая ещё не знает, что они могли бы быть моими читателями, которые, скажем, берут какую-то мою книгу абсолютно случайно. Если зайти в гостевую книгу на сайте, там можно увидеть всякие письма. Случайно взяли, а потом говорят: "Ой, так это открытие. Надо же!". И вот для того, чтобы читатели знали, конечно, потому что я пишу не просто книги, я пишу книги для того, чтобы откликнулась душа, для того чтобы человеку, который прочитает, захотелось бы стать чуточку лучше, чуточку добрее, чуточку честнее. Просто, чтобы он захотел что-то подарить этому миру.
   - Спасибо. Тамара, вот скажите, какие бы Вы дали рекомендации для выхода из..., я бы сказал, непростой ситуации, сложившейся у нас сейчас в литературе о подростках? Сначала хотел сказать для подростков, но правильно, наверное, всё-таки о подростках.

   - О подростках. Опять-таки "Ромео и Джульетта". 14 лет и 17 лет. Это разве литература для подростков? О подростках. Вы знаете, на мой взгляд, вот то, что делает "БиблиОбраз" - это именно то, что нужно для того, чтобы выйти из этой ситуации. Библиотеки, библиотеки и ещё раз библиотеки!
   Библиотекам нужно помогать. И библиотеки всячески нужно поддерживать. Ведь здесь нужно брать и опыт зарубежных государств. Понимаете, до тех пор, пока статус книги и статус библиотекаря будут стоять высоко, тогда мы научим людей уважать эту профессию и уважать книгу. Но если, скажем, библиотека закрывается, и на её месте открывается казино, а библиотека закрывается, потому что она стояла в хорошем месте, в центре города. И такие случаи есть, когда слёзно библиотекари говорят: "Нас хотят закрыть. Какой ужас!". Значит, естественно, какое же уважение может быть? Поэтому то, что делает "БиблиОбраз" в пропаганде библиотек, всяких библиотек: районных, городских, библиотек школьных - это правильно. Если статус библиотекаря будет стоять высоко, будет высоко стоять статус книги. И этот статус нам надо поднимать. И уверяю Вас, уважение будет к книге, уважение будет к чтению. Потому что ведь чтение - это единственное, что развивает фантазию, что развивает воображение, что развивает личность.
   Фильмы личность не развивают. Компьютерные игры личность не развивают. Я их не отрицаю. Они должны быть, но всё должно быть порционно. И, если мы думаем о развитии интеллекта и души, то мы должны думать о статусе библиотеки и о статусе книги. Когда "БиблиОбраз" начал пропаганду этих идей, то я, конечно, поняла, что это то, что нужно сейчас. Крайне нужно! И если это продолжится, если каждая библиотека почувствует руку помощи, если библиотеки не будут дрожать: "А как? А вдруг? А что? А мы хотим, чтобы были читатели, но у нас нет книг, как привлечь читателей? Как?". Понимаете, ведь в некоторых регионах: Я вот побывала в Чувашии, и там, конечно, в некоторых библиотеках катастрофически мало книг. Они хотят привлечь читателей. Там ведь есть люди, которые не могут купить ту или иную книгу. И вот очень важно, когда ребёнок не может купить книгу, но чтобы он пошёл в библиотеку и её взял. Понимаете?
   - Особенно в регионах не богатых.

   - Да везде. Знаете, ведь и в Москве тоже, и в Питере ведь тоже есть люди, которые, скажем, ну, не могут из своего бюджета выделить... Мы всё-таки должны это понимать, что эти люди тоже не должны быть отлучены от книжек.
   - С Вами очень интересно разговаривать. Но время, как говорят, неумолимо. Позвольте, последний вопрос задать. Может быть, он покажется Вам несколько традиционным, но немножечко, может быть, откроете свои творческие планы, и расскажите, над чем Вы сейчас работаете?

   - Знаете, только-только закончила книгу "Телепат". Это большой роман, пожалуй, самый толстый из всего, что у меня написано. Вкратце можно сказать так: легко ли быть Нострадамусом в 16 лет.
   - Интересно...

   - Да, книга остросюжетная. Книга интересная. Я знаю, что если эта книга попадёт к читателю, вернее, когда она попадёт к читателю, то она читателя захватит.
   - Захватит полностью?

   - Да, полностью. Но моя боль опять-таки в том, что эта книга для людей, скажем так, старше 15 лет. Эта книга будет стоять в детском отделе. Я очень боюсь, что эта книга не дойдёт до читателя, точно также как "Мир кино", который просто обязан дойти до читателя. Для того, чтобы хотя бы некоторые читатели не исковеркали свои судьбы, прочитав эту книгу и посмотрев на всё со стороны. Поэтому "Телепат" - это, конечно, с одной стороны, удача, но, с другой стороны, это мой страх и боль. Потому что это книга, которая нужна читателю, которая может быть просто бестселлером. Но будет ли она найдена читателем...
   - Понятно.

   - Ну, и сейчас продолжаю работать. Сейчас пишу такую смешную книжку. Пока даже не знаю, как она будет называться.
   - Юмористическая или сатирическая?

   - Нет, сатиру я не пишу. Это смешная книжка, когда можно просто посидеть и похохотать. Вот, как в "Потапове к доске!".
   - Замечательно. Спасибо Вам большое. Ждём Вас ещё в гости. Я думаю, что, может быть, мы не последний раз с Вами встречаемся в "Клубе профессионалов". Успехов Вам творческих! И мы Вас приглашаем участвовать в нашем будущем фестивале "БиблиОбраз-2007".

   - Буду очень, очень рада.
   - До свидания.

   - До свидания.

   

Беседу провёл Киселёв В.

return_links(); ?>