Тамара Крюкова -Фант-Азия-


       <<Вернуться к списку интервью

Чтобы перевернуть мир, подростку нужна точка опоры...
Журнал "Крылья" №12. 2006

    Книги Тамары Крюковой: "Хрустальный ключ", "Ловушка для героя", "Гений поневоле" - с упоением читают школьники разного возраста. По ее роману о первой любви "Костя + Ника" недавно снят художественный фильм. И именно ее произведение войдет в международный сборник, повествующий о жизни, мечтах и стремлениях тинейджеров Австрии, Армении, Болгарии, Великобритании, Германии, Киргизии и России. Кстати, вдохновительницы такого сборника (он готовится к печати на семи языках) - супруги руководителей вышеназванных государств. В литературном приложении к этому номеру читатель найдет повесть Тамары Крюковой "Ведьма", а сейчас - самое время поближе познакомиться с самим автором.
   
    - Тамара Шамильевна, педагоги и психологи постоянно упрекают отечественных литераторов в невнимании к подростковой теме. Вы - редкое исключение. Почему вам так интересны люди от 11 до 16?
   - Подростки, к счастью, способны мечтать. А взрослые часто гасят в них мечту. Они говорят: куда ты лезешь, тебе все равно этого не добиться... Взрослые не понимают, что подрастающему человеку пока еще нужна точка опоры. Чтобы перевернуть мир. Или, хотя бы, изменить какую-то часть этого мира. И эту точку опоры я пытаюсь обозначить...
    - Вы действительно верите, что это возможно?
   - Каждый из нас рождается с некоей миссией. Каждый из нас может сделать для этого мира что-то хорошее. Наверное, моя миссия - помочь детям стать строителями. Разрушать легче, строить - тяжелее. Хамить, быть злым - легче. Добрым, чутким - тяжелее. Но в результате добро все равно вознаграждается. Потому что у человека доброго, порядочного, честного будут такие же искренние и преданные друзья.
    - Сейчас такое время, что преданных друзей днем с огнем не сыщешь. Как ребенку протянуть эти ниточки дружбы? Ведь многие в этом возрасте подвержены стадному чувству, многие, не задумываясь, могут пойти за лидером-разрушителем?
   - У всех детей и подростков есть потребность к дружбе. А стадности люди подвержены не только в юном возрасте. Взрослые тоже часто хотят быть "как все", от этого они скованы, не инициативны. Когда встречаюсь с подростками, замечаю, что многие стесняются лишний раз задать вопрос. Хотя им хочется. Но они боятся привлечь к себе внимание. Потому что их уже били по рукам за то, что они не такие, как все.
    - Как сохранить свою уникальность, и не бояться, что она будет отвергнута?
   - Нельзя дать для всех единый совет. Скажем, моя повесть "Ведьма". Какой совет можно дать ее героине Людке? Да, она не такая, как все, она - лидер, ведет всех за собой. И Тоня - уникальный человек, но в другом смысле. Нет, я не даю прямых советов. Я погружаю читателей в книгу, они переживают какую-то ситуацию вместе с героями, и для себя находят решение. Единственное, что я могу - показать, что они не одиноки.
    - Все ваши книги обращены к внутреннему миру человека. Начинаешь читать, включаешься в интересный сюжет, следишь за событиями, с нетерпением ждешь развязки и думаешь, что смысл именно в ней, а в финале понимаешь, что это было послание своему внутреннему "я".
   - Я не пишу ничего из своей жизни. Вы там не найдете ничего личного. Более того, у меня нет ни одного героя, который был списан с человека, существующего в реальности. Каждый герой - это собирательный образ.
    - Вам не жалко Тоню?
   - Если бы я закончила повесть иначе, это было бы фальшью. Мне бы не поверили. Ведь книга написана не просто ради сюжета. Мне хотелось, чтобы прочитавшие ее переосмыслили какие-то свои действия, поступки. Если человек эмоционально пережил что-то вместе с героями книги, то это переживание запомнится надолго и оставит след в душе. И пускай лучше они это переживут "в книге", чем совершат постыдный поступок в жизни.
    - Вы любите своих героев?
   - Обязательно! Хотя честно пытаюсь сохранять беспристрастность - ради авторской объективности. Но если описываю труса, то пытаюсь встать на его место и понять его точку зрения. Я их всех понимаю: и плохих, и хороших. Они же все, как мои дети. Я, может быть, не принимаю их поступков, но я им сочувствую.
    - Можете сказать, что у вас было счастливое детство?
   - Да, я росла в любви. Вырастил меня дедушка, который научил меня читать в 3 года. Он был уникальным человеком, к которому тянулись все. Стоило ему появиться в школе, как его облепляли дети. Папа научил меня играть в шахматы. Я ужасно гордилась, когда в шестилетнем возрасте выиграла партию у четвероклассника. Мама была очень доброй и уютной. Если я задерживалась на свидании, то искала защиты под ее крылом. А бабушка была настоящей терской казачкой. Безусловный лидер. В годы войны она и семью содержала, и беженцам помогала. И в наше время она бы не растерялась!
    - Конфликты на национальной почве уже и тогда были?
   - Тогда - нет. Я родилась во Владикавказе, в Северной Осетии, но у нас не было ссор по национальному признаку. Во всяком случае, мы, дети, этого не чувствовали. Мне кажется, я сохраняю национальную беспристрастность, потому что росла в многонациональной среде. К тому же я наполовину татарка, хотя воспитывалась в русской семье. Мой отец с тринадцати лет остался сиротой. На мой взгляд, нет большей глупости, чем войны по национальному или религиозному признаку. В них нет победителей.
    - Кем мечтали стать в детстве?
   - Продавцом в игрушечном магазине. Но если серьезно, то особенной мечты не было. Довольно долго искала что-то свое. Даже училась в математическом классе, потому что там учились все хорошие ученики, и все собирались поступать в политехнический институт. А когда остался один год до окончания школы, я вдруг с ужасом подумала: боже мой, куда я иду? Это же не мое. Софьей Ковалевской я явно не буду. А кем тогда? И я поступила в иняз, потому что это было модно. Но, думаю, это был правильный выбор, он помог расширить кругозор. Прозу я начала писать после института. Мне было лет 20, и я неожиданно задалась вопросом: интересно, а за что люди получают литературные премии? Перечитала множество книг, чтобы понять секрет: какие же книги считаются лучшими?
    - Удалось выявить формулу успеха?
   - В том, чтобы постоянно учиться на тех произведениях, которые поражают мое воображение глубиной образов, нестандартным сюжетом, богатством языка. Чаще всего эти произведения премий не получают. Сейчас я скептически отношусь к премиям. Я больше доверяю своему вкусу и вкусу людей, которых я уважаю.
    - Была ли в детстве книжка, которая помогла вам лично?
   - В 9-10 лет меня потрясла книга "Фиалковый венец" Тризо. Это рассказ о древнегреческом мальчике, написавшем пьесу. Никто вокруг не знал, что он является ее автором. А вторая книга, которая произвела на меня неизгладимое впечатление, и которую до сих пор считаю настольной - это "Мартин Иден" Джека Лондона. Книга о человеке, который неожиданно стал писателем. Причем, больше всего, до дыр, я зачитывала главу, в которой описывается, как он работает со словарями, подбирает слова. Я только недавно поняла, что родилась писателем, но до поры до времени об этом не знала. Поэтому всем своим читателями я советую: ищите себя, не отступайтесь. Когда вы найдете свою миссию, вы увидите, что вы уникальны и неповторимы. Каждый из вас.
   
    Беседовала Вера Илюхина